Статьи

И старые, и малые

Опубликовано: 13.04.2018

видео И старые, и малые

Борис Алмазов о книге "Старые да малые"

В ГМИИ им. А.С. Пушкина представили шедевры Лейденской коллекции — 82 произведения, среди которых работы Рембрандта, Вермеера, Карела Фабрициуса и Франса Хальса, а также крошечный рисунок Леонардо да Винчи. Частное собрание, основанное Томасом С. Капланом и его женой Дафной Реканати-Каплан в 2003-м, считается одним из лучших в мире. По словам директора Марины Лошак, пропустить такой раритет музей не мог: впервые коллекция была показана в Лувре в прошлом году и, благодаря быстрой реакции и убедительным доводам российской стороны, оказалась в Москве.

Один из кураторов Вадим Садков, заведующий отделом искусства старых мастеров ГМИИ, напомнил: шедевров такого класса в открытом доступе мало, большинство разобраны крупнейшими институциями. Создать подобную коллекцию, да еще в сжатые сроки почти невозможно — помимо помощи профессионалов, требуется банальное везение. Среди жемчужин, привезенных в столицу, — «Девушка за вёрджинелом» Яна Вермеера (около 1670–1672) и «Явление ангела Агари» (около 1645) Карела Фабрициуса. Последняя работа является единственной вещью живописца, находящейся в частных руках. Широкая публика знает имя художника по роману Донны Тартт «Щегол»: одноименная картина не только попала на обложку, но и стала одним из «героев» повествования. Впрочем, знатоки и до выхода бестселлера слышали о мастере, трагически погибшем в 32-летнем возрасте во время масштабного взрыва пороховых складов в Дельфте. Сегодня известны лишь 16 произведений Фабрициуса, в России имеется одно: «Гера, скрывающаяся у Океана и Тефии» (1645–1647), хранящееся в ГМИИ.


Житель Старомихайловки: Обстрелов боятся и старые, и малые

Главная «приманка» нынешнего проекта — небольшой холст Вермеера. Как и остальные вещи, работа впервые оказалась в России. Мягкая игра света и тени, деликатно выписанное лицо модели, фирменный вермееровский лимонный цвет... Картине, по словам Вадима Садкова, повезло с реставраторами — коллекционер не пожалел денег на восстановление шедевра. Исследователи считают, что он написан на том же куске полотна, что и не менее знаменитая «Кружевница» (1669–1670), ныне хранящаяся в Лувре. Для создания особой атмосферы организаторы выставили настоящий, богато инкрустированный вёрджинел XVI века.