Статьи

Что такое - непристойность? История купальника.

Опубликовано: 22.08.2018

видео Что такое - непристойность? История купальника.

PornSoup #3 - Непристойные разговоры. Хорошие и Плохие примеры

Но человечество продолжает развиваться и, возможно, то, о чем сегодня у нас даже написать непристойно — завтра будет относительно нормальным, послезавтра привычным — а непристойность будет еще более непристойной.



В эпиграфе к статье находится начало одного из южных рассказов Джека Лондона. Год 1916, в Европе бушует война, а США — нейтральная мирная страна, ей принадлежат Гавайи, уже ставшие курортом, острова, на песчаных пляжах которых отдыхали тогда весьма богатые люди.

Дамы на пляже осуждают Иду Бартон за непристойный купальник. Хотя, по нашим сегодняшним понятиям, это — платье. Вязаное, плотной вязки, черное, без вырезов — и с короткой юбкой. Короткой по меркам начала XX века — оно выше колен. Сегодня, идя на пляж, девушки одевают на купальник намного более смелые… платьица и сарафанчики.


Самые ужасные и непристойные профессии

Начало истории.

История купальника началась с… купания голышом. Люди спускались на берег моря и далее — направо, за поворотом, был пляж для женщин, а налево — для мужчин. Раздевайся и купайся. Никаких проблем и никакой одежды.


ОРКазм

Затем все было испорчено цивилизацией. Во времена позднего Средневековья сам процесс купания был объявлен греховным. Как было объявлено греховным и мытье. Люди тогда не купались вообще, спасая таким образом свою бессмертную душу от греха. Говорят, что французский король Людовик ХIV, искупавшись раз, пришел в такой ужас, что больше никогда не купался, спасая душу — а лишь временами обтирался платками, смоченными кельнской водой, чем и до некоторой степени очищал кожу, а главное — парфюм отбивал вонь от немытого тела.

Но после Средневековья пришло Новое Время, смело ломавшее старые предрассудки. Уже в конце XVIII века в Европе в моду входят морские курорты, а с ними и купания в морской воде. Вначале — только для мужчин. Дамы прогуливались по берегу в платьях, покрывавших все тело, в шляпках и под зонтиками, дабы не загореть, став похожими на простолюдинок.

Затем пришел смелый XIX век. Дамы решились искупаться — эта процедура была одобрено светом. Правда, они купались в закрытом платье — с корсажем и кринолином. Чтобы подол водой не приподнимало, по его краям были подвешены грузики. На ногах купальщиц были сапожки, на головах — чепцы. Платья обычно делали из шерстяной ткани — чтобы не замерзнуть.

Для особо стыдливых были придуманы купальные кареты. Дама садилась в нее, карета выезжала на мелководье, кучер удалялся. Дама в карете переодевалась в купальный кринолин (сапоги можно было не снимать) и выходила искупаться. Все равно там было мелко, ведь глубже чем по колесо — лошадь не пойдет. Искупавшись, дама залезала обратно в карету и поднимала над крышей кареты флажок, означавший, что кучер может прийти обратно и вернуть карету на берег, купание уже завершено.

Шло время. Купание стало не лечебной процедурой, а удовольствием. Купальные костюмы стали уменьшаться, из них были удалены кринолины и корсеты. Мужчины вовсе начали купаться в трико.

Уже в XX веке попытались одеть купальные костюмы и женщины. В первый раз такая попытка прямо на пляже закончилась арестом, а впоследствии и судом. Суд на Аннеттой Келлерман был переломным моментом в судьбе женских купальных костюмов (ну не называть же то, что тогда носили, просто «купальником»!)

Австралийка Аннетта Келлерман, родившаяся в 1886 году недалеко от Сиднея, с детства занималась водными видами спорта. Вначале — по показанию врача, а затем — по зову души. Она была рождена для плаванья. В соревнованиях по плаванью она побеждала мужчин — и на короткой дистанции 100 ярдов и на длинной дистанции в 1 милю. Она переплыла пролив Ла-Манш и имела в начале XX века бешеную популярность. Что, впрочем, не спасло ее от ареста за непристойное поведение — она гуляла по пляжу Ривер Бич в США, одетая в закрытый купальный костюм собственного производства. Костюм был без воротника, рукава у него были непристойно коротки, они прикрывали плечи, но не более! Скандал!

Был арест, был суд. На суде была зажигательная речь Аннетты о том, что пытаться плавать в кринолинах — просто способ самоубийства, в кринолинах можно только утонуть — а не побеждать на соревнованиях.

Суд был с блеском выигран — и женские трикотажные купальные костюмы, произведенные фирмой Аннетты Келлерман, начали завоевывать мир. Правда, для сохранения пристойности, к купальному костюму были добавлены воротники, рукава и чулки.

Шли годы, купальники все уменьшались, но ревнители нравственности не дремали. Самым высокоморальным в период между двумя мировыми войнами оказался испанский диктатор генералиссимус Франко — он попросту запретил женщинам загорать на пляжах. В это же время полицейские патрули на пляжах США с рулеткой замеряли длину юбки у купальника — все во имя благопристойности! Провинившихся женщин, в силу высокой демократичности Америки, не арестовывали, а штрафовали и гнали с пляжей, заставляя переодеться в пристойную одежду.

Шли годы и десятилетия, появились бикини, тоже вызвавшие дикий скандал, а потом пошло — монокини, трикини, микрокини, нанокини -- степень прикрываемости женского тела видна уже из их названий.

Не остались в стороне от моды и мусульманские страны. У них на пляжах женщинам стало разрешено появляться в «буркуини» («бурку» — паранджа + вроде бы «бикини»). В таком купальнике открыто лицо, кисти рук и ступни ног. Материя тонкая, она «дышит», быстро высыхает, а сразу после купания становится совершенно непроницаемой для взоров мужчин.

Лет 20 назад я работал в Турции. Когда мы выезжали летом на турецкие пляжи, то ездили, естественно, все, и мы сами и наши жены и дети. А жены, естественно, для купания одевали нормальные европейские купальники — купленные, кстати, на развалах стамбульских базаров.

Но появление женщин в купальниках на диком пляже на южном берегу Черного моря — для отдыхавших там же турок — было подобно удару молнии. Нет, они не приставали. Наша группа была достаточно велика, чтобы и один и двое могли бы огрести.

Но сравнить европейку в бикини и турчанку на том же пляже, загоравшую в пальто и платке, плотно прикрывавшим ее прическу — видна большая разница. А если еще учесть, что и купались они совсем по-разному, наши уходили далеко за буйки (буйки на пляже были размещены там, где глубина была максимум по пояс), а турчанки в пальто садились там где по пояс, поливали себе на голову из горсти и, гордые тем, что совершили омовение в море, возвращались к своему мужу и господину.

А наши-то женщины при этом нормально купались, плавали в море, загорали на пляже. Неподалеку от них на песке кучковались молодые турки. Упаси Бог — они не приставали! Они просто лежали, смотрели и изо рта у них на песок капала слюна. Поверьте, на грамма преувеличения. Я сам не поверил своим глазам — но потом, когда уже мы собирались и уезжали в Стамбул, а они переключились на другое, за отсутствием предмета слюнопускания, подошел и посмотрел — там песок был не гладкий, как рядом с тем место — он напоминал пляж после дождя.

Так что — когда мы говорим о непристойности, следует помнить, что непристойность, по большей части, находится в глазах смотрящего — борца за пристойность и зависит только от степени его испорченности.